Таинственная ждановская жидкость

Бытовая химия

Всем привет!

Все чаще во время ведения блога мне вспоминается часто цитируемый стих Маяковского: «Поэзия — та же добыча радия. В грамм добыча, в годы труды. Изводишь единого слова ради тысячи тонн словесной руды».

То же происходит и при написании статей сюда, на блог. Кто бы только видел, сколько материала мне приходится изучать! На одну статью может потребоваться от двух дней до двух недель. Папка с химической литературой на моем компьютере «весит» 14 Гб.

папка с книгами

А сколько интернет-ресурсов приходится пересматривать, прежде чем из тонны руды сможешь выделить грамм информации! Классический пример таких поисков – сегодняшняя статья, выросшая из вопроса одной из читательниц, спросившей, что такое ждановская жидкость, о которой упоминает Достоевский в своем «Идиоте»?

Мне стало любопытно, потому что о таком веществе я никогда не слышала. Заинтересовалась настолько, что стала искать. Первый, пробный поиск с наскока ничего не дал, что заинтриговало меня еще больше, появился охотничий азарт, в результате которого и состоялась охота на это неуловимое вещество.

Насколько удачная – судить вам, мои читатели. Поначалу я искала ответ на заданный вопрос чисто для себя и для приватного ответа читательнице, но потом решила собрать и систематизировать весь найденный материал и написать статью – возможно, кому-то тоже будет интересно, ведь в этой истории тесно сплелись химия, история, литература, даже немного политики (подобное сегодняшнему расследование я проводила в статье о том, как правильно писать, йод или иод).

Ждановская жидкость – что это такое, какой у нее состав, почему она так называется, кто ее изобрел и зачем – именно об этом я расскажу сегодня.

Изобретатели

Автором этого интересного раствора стал российский химик Николай Жданов.

Братья Николай и Иван Ждановы по образованию инженеры-технологи, основавшие свой химический завод в Петербурге. Информации о братьях очень мало. В основном, я руководствовалась замечательной книгой Сергея Юрьевича Петрова «Крестовский, Елагин, Петровский. Острова Невской дельты» — интереснейшее путешествие в историю Петербурга. Уж на что я равнодушна к истории, но эта книга меня захватила.

Итак, что же мы читаем о Ждановых. «Появились братья Николай и Иван Ждановы на Петровском острове в начале 1840-х гг.; старший, Николай, в 1838 г. окончил Технологический институт и вместе с младшим братом Иваном решил заняться «химическим бизнесом», основав химико-аптекарский завод».

Этот небольшой экскурс в историю химической промышленности 19 века автор делает для того, чтобы показать, что река Ждановка, отделяющая остров от города, названа так вовсе не в честь братьев-химиков, как иногда утверждают некоторые историки, а от слова «ждать», так как здесь располагались корпуса Второго кадетского корпуса и несколько военных училищ. Соответственно, парк на берегу реки и стал местом ожиданий и встреч курсантов с их девушками, так что название реки Ждановка закрепилось в географии Петербурга еще в конце 18 века задолго до появления здесь братьев Ждановых.

Вот так тесно переплетены химия и история Петербурга.

Старшим из братьев был Николай. В 1838 году он закончил технологический институт и на Петровском острове организовал небольшой химический завод, взяв в компаньоны младшего брата Ивана, которому в то время было 20 лет. Завод производил дёготь, уксус, минеральные краски, свинцовые белила, ну и, конечно, ждановскую жидкость. Она была известна по всей России, у братьев был патент на нее, правда, тогда слово патент не употреблялось, вместо него говорили «десятилетняя привилегия».

В 1854 (по некоторым данным – в 1855) году автор ждановской жидкости Николай Жданов умер, а патент на ее использование перешел к младшему брату Ивану. Что стало с Иваном, как он прожил свою жизнь, мне не удалось найти.

Дети изобретателя Владимир, Александр и Лидия делом отца заниматься не захотели. Дела на заводе шли все хуже, а братья желали жить на широкую ногу и залезли в долги (дочь вышла замуж и отношения к производству не имела). В 1878 году они сдали завод в аренду прусским подданным Веберу и Фогельзангу, отчего завод начал именоваться «Петровский белильный завод Вебера и Фогельзанга», а в начале 80-х годов завод перешел в полную собственность купца Ивана Васильевича Рыкаткина, который снова сделал его процветающим, оставив основную специализацию – химическое производство.

В настоящее время в Петербурге по адресу Петровский проспект, 1А стоит небольшое желтое здание, построенное еще в начале 19 века – все, что осталось от завода минеральных красок братьев Ждановых.

Петровский 1А

Надо сказать, что Ждановы не были монополистами по производству изобретенного ими препарата. Делали ее и в домашних условиях кустарным способом. Так, например, в Сергиевской слободе Полюстровской волости один мещанин производил ее на заказ до 100 ведер в год.

Также в статье В.В.Ивлева «Промыслы крестьянского населения XIX века» в описании занятий жителей Петербургской губернии мы читаем: «Из других промыслов, имеющих дело с деревом, можно отметить сбыт оглобель и палок, щипание лучины и добывание ждановской жидкости». Естественно, масштабы здесь были далеки от производственных, но, тем не менее, вполне реально было получить некоторое количество необходимого вещества для собственных нужд и мелкооптовой продажи.

Состав и свойства

Это было небольшое историческое вступление. Теперь переходим непосредственно к составу и свойствам ждановской жидкости.

Придумана она была в конце 40-х годов 19 века. Как вариант, предпосылкой к этому послужили частые эпидемии холеры и брюшного тифа, борьба с которыми требовала активной дезинфекции, а карболовая кислота (устаревшее название фенола) широко используемая в современной дезинфекции, тогда еще только-только начинала свою историю.

Впервые опробована на практике в Анатомическом институте знаменитым врачом того времени Николаем Ивановичем Пироговым и стала настоящей революцией в борьбе с инфекциями.

Пирогов так писал о свойствах этого вещества:

«При малом количестве и в соединении с половинным количеством воды, она, в самое кратчайшее время, совершенно уничтожает зловоние в воздухе, развивающееся от гниения трупов, от злокачественных нарывов, от испражнения, от накопления больных, от перевязочных вещей, и вообще от всех причин, сопряженных с условием госпитального быта, и что, в самое короткое время, она превращает зловредный воздух в здоровый, распространяя притом запах древесной кислоты».

Использовалась она как дезинфицирующий состав, который уничтожает вредные бактерии в воздухе, соответственно и избавляя воздух от зловония, которым пропитан воздух в результате гниения трупов, гнойных нарывов и всего прочего, что может быть в госпитале того времени.

С 1952 года ее начали активно использовать для дезинфекции выгребных ям и канализационных колодцев.

В те времена выгребы в Санкт-Петербурге устраивались, в основном, из дерева, пластин или бревен. Из-за неплотно подогнанных друг к другу бревен (а также из-за пропитывания самих деревянных стенок) жидкие нечистоты просачивались наружу и пропитывали грунт, окружающий выгребные ямы, «нечистыя жидкости фильтруют в грунт, распространяясь в нем повсеместно, где, разлагаясь, выпускают газы, портящие воздух».

Периодически выгребные ямы вскрывались, и из них удалялись нечистоты вычерпыванием ведрами и бадьями. Легко представить, какой «аромат» стоял вокруг этих сооружений и какая «гигиена» окружала эти места. Именно поэтому необходимо было вещество, нейтрализующее запахи, а также обладающее дезинфицирующими свойствами.

В начале 50-х годов Главным управлением путей сообщения на нее был выдан патент («десятилетняя привилегия»). Согласно журналу Главного управления путей сообщения, «жидкость эта есть не что иное, как пригорело древесно уксусно кислое железо; она приготовляется растворением старого железного лома в пригорело древесно уксусной кислоте. Ждановская жидкость имеет преимущество перед купоросом, как средство противугнилостное, ибо содержит креозот. При настоящей пониженной его цене, она для Санкт-Петербурга есть лучшее средство».

Энциклопедия Брокгауза и Эфрона издания 2012 года дает такую информацию по интересующей нас теме:

«Состав ее следующий: Ferii sulfurici crudi , aq. ferv., aceti pyrolig. crud., Ol. Lavandalae.

В сентябре 1893 г. в бактериологической лаборатории Императорского института экспериментальной медицины эта жидкость была исследована относительно влияния ее на бациллы азиатской холеры, брюшного тифа и синего гноя, причем оказалось, что первые гибнут при действии 1% после 3 часов, 3% — после 20 и 5% — после 10; вторые бациллы гибнут при действии 1% после 48 часов, 3% — после одного часа, 5% — после 30 и 10% — после 16; наконец, бациллы синего гноя гибнут при 1% после 48 часов, при 3% — после 4 часов, 5% — после 60 и 10% — после 30».

Оснований не доверять этой энциклопедии у меня нет, но возникают интересные вопросы.

Например, если это вещество было изобретено еще в сороковых годах, то почему испытания ее эффективности производили аж только в 1893? Скорее всего, они были и раньше, просто либо не сохранилось документальных подтверждений (во что я, честно говоря, не верю), либо они лежат где-нибудь в архиве в бумажном виде (что более вероятно).

Как один из вариантов, возможно, это исследование связано с тем, что 1893 год – это только начало становления и развития Института экспериментальной медицины, который был создан в конце декабря 1890 года и о котором говорится в энциклопедии. Возможно, кто-то из тамошних ученых (или его подопечных) и выполнял такую научную работу по изучению свойств и состава этого раствора.

Рискну предположить, что приведенное выше описание попало в интернет в рамках какого-то современного исследовательского проекта по медицинской тематике, из которого и была выдернута эта цитата, широко разойдясь по всемирной сети вот в таком виде без комментариев.

Автор, выложивший цитату, ау, откликнись! Расскажи, что это был за проект? Интересно ведь :-)

Теперь расшифруем загадочные Ferii sulfurici crudi и прочее. Что же входило в состав ждановской жидкости? Ничего сверхъестественного и секретного здесь нет:

  • сернокислое железо;
  • кипяченая вода,
  • неочищенный древесный уксус, получаемый при сухой перегонке дерева,
  • эфирное масло лаванды.

Вот такой достаточно несложный состав.

Увы, ждановская жидкость была популярна недолго. В начале 80-х годов 19 века она начала испытывать серьезную конкуренцию с карболовой кислотой («карболкой»). Она уже активно использовалась в Европе и постепенно завоёвывала и Россию.

Например, в Обуховской больнице Петербурга было проведено сравнение ждановской жидкости с карболовой кислотой, показавшее серьезное преимущество последней как по медицинским показателям, так и по цене, что, естественно, немаловажно при ее массовых закупках. Так, например, ведро карболовой кислоты стоило 8 копеек, а то же количество ждановской жидкости – 25 копеек.

Как видим, разница существенная. Именно поэтому карболовую кислоту стали использовать сначала на флоте по разрешению Морского министерства, а затем она постепенно попала и в больницы (в 1871 году ее впервые применил для антисептики Н.В. Склифосовский в Императорской медико-хирургической академии), полностью отправив ждановскую жидкость в небытие.

В литературе

Где же мы сейчас можем встретиться с этим позабытым «динозавром» антисептики. Пожалуй, только в литературных произведениях писателей 19 века.

По этому поводу часто цитируются «Идиот» Достоевского и «Севастопольские воспоминания и письма» Николая Ивановича Пирогова (кстати, вторая книга довольно познавательна, советую почитать. До первой, к сожалению, пока не добралась, кроме интересующего меня отрывка).

В «Идиоте» у Достоевского Рогожин убил Настасью Филипповну и поставил около ее тела несколько склянок со ждановской жидкостью, чтобы заглушить трупный запах.

«Я ее клеенкой накрыл, хорошею, американскою клеенкой, а сверх клеенки уж простыней, и четыре склянки ждановской жидкости откупоренной поставил, там и теперь стоят».

Прототипом купца-убийцы послужил купец Мазурин, убивший московского ювелира Калмыкова и использовавший изобретение Жданова для сокрытия преступления. Он накрыл труп ювелира клеенкой и поставил рядом два сосуда со ждановской жидкостью, чтобы нейтрализовать трупный запах. Именно благодаря этому тело пролежало незамеченным в подвале дома аж 8 месяцев.

Эта реальная история и натолкнула Достоевского на сюжет нового романа, который он в то время обдумывал.

Пирогов же опробовал антисептический раствор практике в Анатомическом институте, а затем это замечательной изобретение получило свое боевое крещение и активное использование в Крымской войне 1853—1855 г.

«Не лишним считаю сказать несколько слов о пресловутом доме Гущина, куда отправлялись с главного перевязочного пункта безнадежные, изувеченные раненые, которым и операции нельзя было произвести… Атмосфера была здесь убийственна: никакие дезинфицирующие средства не помогали, и не было возможности и пяти минут пробыть в такой палате, особенно во время перевязки ран; только один Калашников с железными легкими и притупившимся обонянием мог выдерживать это зловоние и безустанно работать по указанию врачей.

Никто почти из этих страдальцев не выздоравливал и редко кто проживал здесь сутки… Только при наступлении весеннего времени, когда можно было отворять окна и когда привезена была из Петербурга ждановская жидкость, воздух сделался сноснее и стали являться случаи, если не выздоровления, то по крайней мере возможности произвесть операцию и перевесть больного в другое отделение. Дом Гущина назывался мертвым домом, а хирурги наши дали ему название могилы. Когда привозили изувеченного на перевязочный пункт и по осмотре раздавалось приказание: в дом Гущина! – несчастный заливался горькими слезами».

Николай Иванович Пирогов «Севастопольские письма и воспоминания».

Прошу прощения за такую длинную цитату, просто она очень точно передает атмосферу того времени.

Есть еще один интересный вариант употребления этого словосочетания, которое, наверное, стоило бы взять в кавычки. Перенесемся почти на сто лет вперед после Крымской войны в 1946 год, когда секретарь ЦК ВКП(б) Андрей Жданов организовал травлю Анны Ахматовой и Михаила Зощенко.

Именно тогда в Ленинграде родилась невеселая шутка о том, что культуру будут кропить «ждановской жидкостью», которая в виде «идеологического нектара» должна забить трупный запах от социалистического реализма по аналогии со своей химической предшественницей, забивавшей трупный запах.

Подробно я об этом писать не буду, все-таки у меня химический блог, а не литературный, так что, кому интересно, отсылаю вас к оригиналу статьи «Ждановская жидкость или Против очернительства» которую написал писатель и публицист Юрий Карякин. Она была впервые опубликована в журнале «Огонек», №19, 1988 г.

Вот такое, на мой взгляд, интересное переплетение человеческих судеб с историей и химией, почти неотделимое друг от друга. Как вам, понравилось мое небольшое расследование?

До встречи в следующей статье! Удачи!

Наталья Брянцева

KidsChemistry теперь есть и в социальных сетях. Присоединяйтесь прямо сейчас! Google+, В контакте, Одноклассники , Facebook, Twitter

Буду искренне благодарна, если поделитесь этой статьёй в социальных сетях
Подписывайтесь на новости блога!

К статье оставлено: 8 комментариев

  1. Роман

    Спасибо Наталья. Интересно было почитать. В начале статьи я понял как Вам нелегко для нас добывать информацию. С наступающим новым годом Вас!

    Ответить
    1. Наталья

      И вас с наступающими праздниками!

      Ответить
  2. Oxana Shtefan

    S NOvim Godom!! Zhelaiu Vam vsego samogo joroshego, dorogaia Natalia!!! Obozhaiu Vash sait, ochen rada, chto tri goda nazad sovershenno sluchaino natknulas na nego ( jotia ya uzhe davno ne veriu v sluchainosti). Vi prosto dolzhni napisat knigu! :love:

    Ответить
    1. Наталья

      И вас с наступившим Новым годом! Всего самого хорошего вам и вашим близким!

      На книгу, увы, нет ни идей, ни времени :x

      Ответить
  3. Юрий

    Благодарю. ;-)

    Ответить
    1. Наталья

      Да не за что :-)

      Ответить
  4. Анна

    Спасибо за свежее расследование и экскурс в историю и литературу.

    Наталья, а можно вопрос не по теме?

    Есть ли у вас идеи чем отчистить/растворить алюминиевую фольгу с керамической электроплиты? Муж решил поджарить каштаны застелив её фольгой, которая с успехом приварилась и как бы стала одним целым, т.е отшкрябываниям не поддаётся и на ощупь почти не ощущается. Может просто прогреть плиту да она и сгорит? Или расворителем каким? У меня есть едкий натр, я мыло делаю сама. Может его?

    Ответить
    1. Наталья

      Анна, интересный случай, я с таким не сталкивалась :-)

      Чисто теоретически могу посоветовать сделать крепкий раствор щелочи, слегка нагреть плиту до 70-80 градусов и попытаться отмыть ее с помощью щелочи. Только берегите руки и глаза!

      Ответить
Поделитесь своим мнением (Правила комментирования)

O=);-):|:x:twisted::smile::shock::sad::razz::oops::o:mrgreen::love::lol::grin::evil::cry::cool::???:

Нажимая на кнопку "Отправить сообщение", я даю согласие на рассылку, обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.