Место действия — Курчатов, Казахстан

Личное

Всем привет!

Кто из вас знает, какие интересные даты сегодня мы отмечаем? Загляните в «Химический календарь», будет интересно!

Помните, когда-то я обещала рассказать о том, как у меня брали интервью, и как я была в ужасе от результата? Наконец-то страсти поутихли, и я могу спокойно рассказывать об этом.

В статье о себе я писала о том, что десять лет прожила в городе Курчатове. Вот именно об этом у меня и брали интервью, попросив рассказать о нем как о наукограде. Само интервью я приведу чуть ниже, а пока, чтобы было понятно, о чем пойдет речь, скажу пару слов об истории городка.

Обратите внимание: место действия — Курчатов, Казахстан!

Коротко об истории города

Курчатов находится у нас в Казахстане в Восточно-Казахстанской области (ВКО) в сорока пяти километрах от бывшего Семипалатинского испытательного полигона. В советское время это был закрытый городок, где работал великий советский физик-ядерщик Игорь Васильевич Курчатов и многие другие.

Городок с «закрытым» названием Семипалатинск-21 был построен в далеком 1947 году в степи на берегу реки Иртыш, а в 1949 недалеко от него был проведен первый в истории СССР ядерный взрыв.

В  августе 1991 Семипалатинский ядерный полигон был закрыт. Затем перестал существовать Советский Союз, и российские военные части были выведены из Курчатова.

Город переживал очень трудные времена. Тогда всем было нелегко, а уж маленькому бывшему закрытому военному городку, внезапно оказавшемуся оторванному от своей страны – тем более.

В 1992 году был создан Национальный ядерный центр Республики Казахстан (НЯЦ РК), который расположился именно здесь и принял на себя все хлопоты по полигону.

В состав НЯЦа вошли несколько организаций, среди которых был и Институт радиационной безопасности и экологии, в который я устроилась работать, приехав в Курчатов жарким летом 2001 года.

Начало наукограда

К тому времени это был пыльный, неухоженный городок, очень тихий, на две трети заполненный старыми, полуразвалившимися домами, в нем практически не было машин. Про общественный транспорт речи вообще нет – весь город можно пройти по диагонали за 30 минут, не особо напрягаясь.

Все, что можно было здесь делать – это только работать. Что мы и делали, будучи молодыми специалистами, живущими в общежитии (впрочем, развеселые вечеринки тоже никто не отменял, они будут помниться еще очень долго).

В основном, приезжали студенты и молодые специалисты из Усть-Каменогорска и Семипалатинска. Многие отучились в Томске и Новосибирске, сюда приехали на практику, да так и остались, втянутые в интереснейшую работу, которой хватало всем – физикам, химикам, биологам, экологам, математикам, программистам, переводчикам.

Позже Курчатов официально объявили наукоградом и надеждой казахстанской науки, начали строить токамак и Парк ядерных технологий.

Предыстория интервью и кошмар после него

Вот именно об этом меня и попросил рассказать знакомый журналист из Астанинской газеты Astanatimes. Задача интервью ставилась – рассказать читателям газеты о «феномене аномально большого количества ученых на один квадратный километр».

Мы договорились, что он пришлет мне список вопросов, на которые я письменно отвечу в свободной форме, без ограничений по объему и перешлю ему. Единственное условие, которое я поставила – показать мне готовую статью перед публикацией и попросила разрешения опубликовать это интервью на своем блоге. На этом и порешили.

Ниже я привожу заданные мне вопросы и мои ответы на них. Дело в том, что газета выходит на английском языке, так что, думаю, не все смогут ее прочитать.

Кстати, вы не забыли, что я обещала рассказать об ужасном результате интервью? Он заключается в том, что статья вышла как положено, к тексту претензий нет, но фотографии, вставленные в статью, были взяты (интересно, кем?) из интернета и показывали российский город Курчатов Курской области.

Обнаружила я это на второй день после выхода статьи. И была в шоке и глубоком ауте от работы наших журналистов и редакторов.

Сразу же написала автору статьи, он быстро откликнулся и заменил фотографии. Но неприятный осадок остался. А вместе с ним – громадное удивление. ЧТО ЭТО БЫЛО???

Статью можно посмотреть вот здесь. Еще раз напоминаю, что она на английском (перевод не мой).

Итак, настало время реабилитировать городок, который так незаслуженно обидели. Ниже читайте интервью, а после него – мои фотографии. Настоящие фотографии города Курчатова в Казахстане :-)

1) Расскажите об этом феномене «такого количества ученых в небольшом городе». Как это влияет на жизнь? Какие чувства испытывает человек, который живет в таком обществе?

Количество «ученых на один квадратный километр» действительно является интересным феноменом. Думаю, за него нужно сказать спасибо Национальному ядерному центру Республики Казахстан. Он является градообразующим предприятием и именно поэтому Курчатов называют наукоградом и связывают с ним большие надежды по развитию науки в Казахстане.

Как это влияет на жизнь? Она очень интересна. Кстати, здесь практически обо всем хочется рассказывать с употреблением слова «очень». Очень интересно, очень далеко, очень много, очень холодно… Так что, я еще не раз произнесу это слово.

Чувств очень много, особенно поначалу. Когда я только приехала в Курчатов в 2001 году, это был маленький городок с безлюдными улицами, пустыми глазницами старых разрушенных домов, среди которых, как сказал мой отец, «можно легко снимать фильмы о войне». Сейчас это живой, активно развивающийся город, словно человек, набирающий силы после тяжелой болезни. Восстанавливаются старые дома, строятся новые детские сады и школы, приводятся в порядок улицы, открываются новые магазины.

За всех говорить не буду, но одним из чувств, когда я жила в Курчатове, было чувство гордости за причастность к науке, за совместную работу с талантливыми и энергичными людьми. Огромный интерес и любовь к своей работе.

2) Какие плюсы и минусы имеет жизнь в таком городе, если акцентировать именно на высоком уровне образования, культуры жителей?

Я бы не сказала, что абсолютно у всех в городе высокий уровень образования и культуры. Здесь живут разные люди, которых нельзя стричь под одну гребенку. Да, у большинства, конечно, высокий уровень образования – без этого просто невозможна научная деятельность.

Плюсы – постоянное стремление к саморазвитию, желание не останавливаться на достигнутом, идти вперед, получать новые знания и умения. Например, именно живя в Курчатове, я смогла получить второе высшее образование – мне просто было очень интересно учиться, хотелось развиваться.

Еще один плюс – это возможность знакомиться с интересными людьми. Здесь постоянно проходят международные научные конференции, на которых можно встретить коллег со всего мира и поддерживать с ними связь — благодаря интернету теперь легко можно общаться с учеными из разных стран, делиться опытом, обсуждать научные проблемы.

Именно в Курчатове есть возможность посетить самые разные лаборатории мира и обменяться знаниями с коллегами. Конечно, при условии знания английского языка. Например, одно время в Институте радиационной безопасности и экологии действовали курсы по изучению английского языка для сотрудников, а также работал English Language Club для тех, кто хочет попрактиковаться в разговорном английском языке.

Что касается минусов, то они, по сути, являются продолжением плюсов.

К специалистам предъявляются очень жесткие требования. Нужно постоянно развиваться, пополнять свои знания, заниматься научной работой, участвовать в конференциях, быть решительным и целеустремленным. Быть ленивым и медлительным – смерти подобно. Работа порой занимает двадцать часов в сутки семь дней в неделю. Не всякий выдерживает такой высокий и напряженный темп работы.

3) Что вам нравилось именно в этом городе, а что нет?

Первое, о чем хочется сказать, это чистый воздух. После промышленного Усть-Каменогорска, где я прожила всю жизнь, чистый воздух – это первое, на что обращаешь внимание в Курчатове.

К чистому воздуху прилагается тишина, которой нет в больших городах. Для людей, ищущих тишины и покоя, это идеальное место для жизни.

Второе, что было важно для меня – это развитие как специалиста, получение новых знаний, знакомство с очень интересными людьми, возможность повидать мир во время различных командировок.

Здесь есть все возможности для научной карьеры – хорошо оснащенные лаборатории, связь с мировыми лабораториями, благодаря Семипалатинскому полигону – огромный выбор тем для научной работы.

Что не понравилось – это бытовые условия. Отсутствие горячей воды и тепла. Отсутствие культурного досуга – нет театра, кинотеатра, малочисленные и очень примитивные развлечения. Наличие только общей медицинской помощи, когда к узким специалистам приходится ехать, как минимум, за 150 километров. Очень неудобный междугородний транспорт. Очень маленький ассортимент в магазинах, отсутствие выбора товаров и услуг.

Рискну предположить, что строительство АЭС было бы хорошим стимулом для развития города, тем более, что в нем есть людской потенциал – грамотные специалисты.

4) Чем Курчатов отличается от других городов?

Я бы сказала, что это город парадоксов. С одной стороны – большое количество грамотных специалистов, с другой – невозможность их удержать из-за безобразных бытовых условий. Огромные возможности саморазвития – и дикая скука, вдруг нахлынувшая холодным зимним вечером, когда даже пойти некуда. Научные лаборатории для старшего поколения – и отсутствие возможности получить хорошее образование подросшим детям. Можно привести много таких парадоксов, благодаря которым город теряет своих специалистов.

Главное отличие Курчатова от других городов – это, конечно же, наличие бывшего Семипалатинского испытательного полигона. Где еще в Казахстане есть такая уникальная лаборатория под открытым небом? Это великолепная площадка для научных исследований в самых разных областях – от влияния радиации на население до переноса радионуклидов с поземными водами.

Еще одной особенностью Курчатова является его интереснейшая история. Много ли вы знаете городов, в которых проходил испытания «ядерный щит» одной шестой части суши? Несмотря на кажущийся небольшой размер города, здесь можно было бы столько рассказать… Вот эта церковь – бывший дом «правой руки Сталина» Лаврентия Берии, а вот в этом здании работал Игорь Васильевич Курчатов…

И полигон, и историческое прошлое Курчатова могли бы стать прекрасным объектом для набирающего обороты современного технотуризма. Жаль только, что все это пока – в сослагательном наклонении «могли бы» …

Ну а теперь фотографии местных достопримечательностей

Сразу хочу оговориться, что уже пять лет живу в Усть-Каменогорске, поэтому все фотографии – как минимум пятилетней давности. Вторая проблема – жесткий диск, на котором хранилось большинство фотографий, внезапно умер, и восстановить его не удалось. Поделом мне! Знала ведь, что есть программы для резервного копирования данных, но понадеялась на русский «авось».

Ладно, не будем о грустном. Смотрим фотографии.

Главная достопримечательность — памятник Курчатову на фоне городской администрации:

памятник Курчатову

Улица Курчатова. На нее смотрит памятник:

улица Курчатова

Улица справа от памятника:

просто улица в Курчатове

Если пойти по ней, то можно прийти к вот таким развалинам:

старая гостиница в Курчатове

А это просто одна из улиц. Фото старое, так что, вполне возможно, что дома уже восстановлены.

старые дома

Это обычная улица с жилыми домами:

обычная улица

А вот так выглядит восстановленный дом:

новый дом

Это вид с моего балкона:

вид с моего балкона

Набережная Иртыша:

набережная Иртиша

А это весенний ледоход на Иртыше:

весенний Иртыш

Пульт управления ядерными взрывами, находящийся в музее Института радиационной безопасности и экологии:

красная кнопка

Памятная вывеска на одном из зданий:

памятная вывеска

Вот и все, что я хотела рассказать о своем печальном опыте интервью и потери данных на компе. Пишите в комментариях свои впечатления. Если вам понравилась статья, делитесь ею с друзьями.

И напоследок — небольшое видео о моем Институте радиационной безопасности и экологии. В 2013 году у него был юбилей — 20 лет, и это видео было снято как раз к этому событию. Выкладываю пока первую часть, чуть позже перекодирую и выложу вторую.

Всего вам доброго. Искренне ваша,

Наталья Брянцева

KidsChemistry теперь есть и в социальных сетях. Присоединяйтесь прямо сейчас! Google+, В контакте, Одноклассники , Facebook, Twitter

Буду искренне благодарна, если поделитесь этой статьёй в социальных сетях
Подписывайтесь на новости блога!

К статье оставлено: 29 комментариев

  1. Анна Игнатеня

    С удовольствием почитала о Курчатове, интересный город, думаю, что он будет еще развиваться, а, значит, и станет лучше в бытовом плане. Иртыш хорош). А фото, конечно, весьма странно получилось... Хорошо, что смогли исправить.

    Ответить
    1. Наталья

      Да, город действительно очень неоднозначный. Я рада, что он был в моей жизни.

      Ответить
  2. валерий

    зачем так врать я служил там как раз перед развалом ссср могли бы спросить у кого нибудь было все хорошо плюс минус городок знаю как свои пять пальцев я в нем 2 года отработал незнаю где он был21 у нас всегда был семск22

    Ответить
  3. Наталья

    Валерий, я не совсем Вас поняла. Уточните, пожалуйста, в чем именно Вы видите вранье?

    Ответить
    1. Виктор

      Наталья,правы оба и Вы и ваш оппонент.Гражданский городок-Семипалатинск-21 (почтовый индекс присутствует),военный городок Семипалатинск-22.Просто Валерий плохо воспитан,такое бывает)А фотографий бывшего военного городка у Вас случайно не завалялось?Служил там с1982 по май1984 года.

      Ответить
      1. Наталья

        Да, Виктор, вы правы. Я сразу же после удивившего меня комментария Валерия проконсультировалась со знакомыми, кто родился и вырос в Курчатове, действительно там была территория военного городка с названием Семиплатинск-22, а гражданская территория имела номер 21. Просто я раньше таких тонкостей не знала, теперь знаю. :-)

        К сожалению, старых фотографий городка у меня нет, но могу посоветовать поискать их на сайте «Одноклассники» в группе ok.ru/mykurchato, там, кажется, есть и фото, и видео.

        Ответить
  4. Сергей Ч.

    Наталья, спасибо за статью, очень рад что Вам в нем нравиться, хотя думаю все лучшее у него уже было, может и ошибаюсь, но почти за 25 лет после моего отъезда, судя по фото, мой родной городок (именно Семипалатинск-21) не процветает

    Ответить
    1. Наталья

      Увы, я не видела этот городок 25 лет назад, поэтому сравнивать не с чем. Представляю, как вам сейчас тяжело видеть, во что он превратился.

      Ответить
  5. Лена Леер

    Наталья, к моему большому стыду, я тоже не знала, что у Курчатова из России есть тезка в Казахстане.

    Ну впечатлилась, конечно, и историей, рассказанной Вами, и грустными немного видами.

    Ответить
    1. Наталья

      Да, мало кто знает об этом городке в Казахстане. Он ведь долгое время был закрытым, засекреченным.

      А история у него действительно очень интересная!

      Ответить
  6. виктор

    ...жил в городке с 1956 г. и по 1993 год...он назывался сначала Москва-400, Надежда и потом Семипалатинск-21 (солдатский городок Семипалатинск-22)...сейчас город Курчатов...это был город весь в цветах и садах и парках...раньше в ЖКХ городка был отдел по озеленению города и возглавлял его Степанов Василий Данилович...домов не было видно из-за зелени деревьев и кустарников,потому что была отлажена система полива из труб по всему городу и работала насосная станция...это был райский закрытый уголок в степи на берегу Иртыша, куда пропускали людей в город только по спецпропускам особый отдел и КГБ...как только открыли город в 1994 году, так сразу его весь и похерили и уничтожили...благодаря доблестному АКИМАТУ...

    Ответить
    1. Наталья

      Да, очень жаль, что сейчас полива нет. В степи без воды все очень быстро сохнет.

      Ответить
    2. Ольга Петровна

      Родилась в Семипалатинске-21 в 1956 году. Уехала осенью 1965-го. Жила на улице Молодежной. Городок остался в памяти очень зеленым, с множеством клумб, цветущими кустарниками. За каждой семьей были закреплены участок кустарников и клумба. Если за растениями не ухаживали, то главу семейства вызывали «на ковер». Проводились конкурсы на лучшую клумбу.

      Но в то же время были трудности, например, с продуктами. Так, белый хлеб выдавался по карточкам на вес. Помню, если работала «добрая» продавщица, то мне отвешивали целую буханку, а вот другая обязательно срезала корочку. Молоко привозили солдаты на машине и тоже выдавали по карточкам. Зато дыни и арбузы привозили солдаты на машине и каждый брал столько, сколько хотел ( весной сдавали деньги на семена).

      Отцу, офицеру, который с первого взрыва участвовал непосредственно в самих испытаниях (выезжал с замерами в отведенный сектор после взрыва) платили копейки, выручали посылки от бабушек с салом, грибами, сухофруктами. Дач в то время не было, но огородики — да.

      Семипалатинск-21 навсегда остался в памяти не только воспоминаниями детства, но рассказами отца и его сослуживцев о первых днях полигона, первых испытаниях, о том, как встречали Берия, тому что-то не понравилось и он при строе отхлестал по щекам офицера, как утонули в Иртыше офицеры-проверяющие, приехавшие из Москвы, какие замечательные рыбалка и охота были в тех краях...

      Рада, что Курчатов живет и развивается. Спасибо за весточку из города моего детства.

      Ответить
      1. Наталья

        Очень интересный рассказ, спасибо, Ольга Петровна! Мне всегда интересно слушать рассказы людей, живших раньше в Курчатове (Семипалатинске-21), окунаться в атмосферу того времени. Побольше бы таких рассказов от очевидцев.

        Ответить
  7. Марина

    привет

    Ответить
  8. Марина

    Согласна с Виктором Цивилизованный оазис превратили в захолустны й аул Что бы теперь не говорили Нет прекрасного города Сколько смотрю в интернете ощущение глубокой потери Как на кладбище побывала Я училась в 20 школе Школ такого качества больше не видела ни где Как можно было разрушить ГДО поспиливать деревья почти за 30 лет не восстановить тепло и гор воду Потому что бардак и нет на таких руководителей СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ и СЛАВНОЙ СОВЕТСКОЙ АРМИИ

    Ответить
  9. Виктор Кравченко

    Приятно, что не сгинет город. я там родился в 56 году, жил и учился до 71 года. Отец строил полигон, а мама была учительницей. Что сетовать о потерях. Городок цвел и работал, задачу выполнил и стал ненужным. Как люди. Счастье, что место это может послужить науке.

    Статья отличная. Храни вас Бог, Наталья. Удачи вам и здоровья.

    Ответить
  10. Наталья

    Спасибо, Виктор.

    Ваши слова — как бальзам на душу. Время идет, всё меняется. Надоели уже нытики о том, что прошло и никогда не вернется, нужно жить настоящим.

    Ответить
  11. андрей

    родители привезли меня в 1966 году в семск 21 ходил в садик потом в 180 затем уже во вторую школу ! господи как это было хорошо ! ездил за молоком на велике в молдары купались в иртыше . может это было детство когда все было прекрасно . Сейчас живем в россии с 1977 года и до сих пор волга для меня мутный ручей после иртыша ! как хочется вернутся не передать ни словами ни чем !!!!! самые лучшие годы

    Ответить
    1. Наталья

      Согласна с вами, Андрей. Годы детства для большинства людей — самое лучшее время в жизни и самые лучшие воспоминания.

      Про Иртыш и от других людей слышала, что он был очень чистый приблизительно до середины 20 века, из него даже воду пили без опаски и не кипятили (мои знакомые в обычном Семипалатинске).

      Ответить
  12. Валерий Денисенко

    Я не понял, какую роль играет комментарий под логотипом «vk» на вашем сайте и видит ли его еще кто-либо, кроме меня, поэтому продублирую его еще и здесь.

    Уважаемая Наталья, прочитал ваши размышления о новом наукограде на территории Казахстана. Мои представления об этом городе и его будущем несколько отличаются от ваших. Не посчитайте это за причину проигнорировать мой комментарий к вашей статье.

    Начну с того, что мой отец и моя мать встретили День Победы 1945 года в Кенигсберге после его штурма нашими войсками. Отец на фронте был офицером, специалистом по строительству разного рода водных переправ. Это на самом деле очень опасная военная профессия — представьте себе строительство, например, понтонного моста под непрерывным обстрелом артиллерии и бомбежками с самолетов, т.к. противник всегда старается не дать построить подобные сооружения. Не случайно он был дважды ранен осколками: одно ранение в ногу, другое — в голову (слава богу, осколок прошел по касательной). Затем некоторое время он был в Польше, охранял пленных из армии немецкого фельдмаршала Роммеля, которые копали картошку, которая затем отправлялась в голодный Советский Союз. К чему я это вам рассказываю? Это проливает свет на то, что за люди строили полигон, о котором вы пишете, а также о роли Казахской ССР в деле строительства и работы полигона. Вдруг совершенно неожиданно осенью 1947 года ему предписывают явиться в назначенный кабинет ГШ, что на Арбате. Здесь его командируют в один из городов Поволжья, где уже формируется эшелон с военными. Эшелон двинулся на восток — куда, никто не знает. На каждом следующем полустанке выдается название следующего пункта назначения. Таким образом, они добрались до Павлодара, затем перегрузились на баржи и поплыли вверх по течению. Где будет выгрузка, тоже никто не знал. Там, где известная на берегу скала, их ожидал офицер с предписанием выгрузиться именно в этом месте. Отец мой был первым комендантом этого воинского поселения. Наступала холодная зима. Нужно было как-то обустраиваться. Никаких строительных материалов не было. Рыли ямы со ступеньками и покрывали их ивняком, которого тогда на берегу Иртыша было в избытке. Это просто говорит о том, что создание полигона было в авральном порядке. Отец мой с первого дня войны был на фронте. Он о жизни на полигоне во время его создания много не говорил, но иногда от него я слышал, что так трудно, как это было в первые годы работы полигона, не было даже на фронте.

    Я с мамой приехали позже сначала в Жана-Семей (мне тогда было два года), а затем в 1954 году — в городок, где получили двухкомнатную квартиру с соседями в восьми квартирном доме на улице Октябрьская. Я уже ходил во второй класс. Как тогда назывался городок, я не знаю, но только не Курчатов, не Семипалатинск-21 и не Конечная. Адрес состоял только из номера войсковой части — в/ч 52605 или, к примеру, в/ч 14169, короче, часть, где служил отец. О средней школе стоит отдельно рассказать. Сначала ее номер был №1 без привязки к республике, а затем уже №20 МП РСФСР. О наших учителях хочется рассказать отдельно. Они почти все были женами офицеров, которых направили служить на полигон. Офицеры, многие из которых фронтовики, молодые, после окончания военных академий в Москве (именно таких направляли на полигон) женились на молодых девушках, в том числе и на тех, которые учились в московских педагогических ВУЗ-ах. Нетрудно понять, что время их обучения в институтах пришлось на военные годы. Я уже сейчас понимаю, что наши учителя были люди удивительные. Невозможно подобрать восторженных эпитетов в их адрес, все они ( эпитеты) кажутся какими-то мелкими и ничего не значащими. Достаточно сказать, что в первых трех выпусках школы есть пять-шесть академиков и членов-корреспондентов АН России. Даже учитель физики стала членом-корреспондентом АН. Правда, некоторых из них уже нет в живых.

    Теперь о самом главном, из-за чего, собственно, я и начал этот комментарий. Какую роль играла Казахская ССР в деле создания и работы полигона? Никакой. Шло только взаимодействие и координация действий на уровне равных партнеров. Руководство полигоном осуществлялось из Москвы. Каким образом вдруг появилась советская власть на полигоне в лице Коммунистической партии и Горисполкома Казахстана, как бы руководимых из областного центра Семипалатинск. Все очень просто. В начале семидесятых годов на полигон прибыл новый командир генерал-лейтенант Смирнов А.А., личность никчемная и аморальная во многих отношениях. При его руководстве очень быстро чистый городок превратился в загаженную территорию, в помойку. Чтобы снять с себя ответственность за этот участок своей работы по его инициативе и были созданы партийные и городские органы Казахской ССР. Теперь на них можно было списать состояние города. Но на самом деле ничего не изменилось, ведь у новой власти не было подразделений, которые им бы подчинялись: ТЭЦ обслуживались военными, ремонтные работы и аварии проводились тоже военными, хлебопекарня военная и т.д. У руководства новой власти были только стол, стул, ручка, телефон и персональный автомобиль, и ни на что она не влияла.

    На полигоне всегда было много гражданских. В основном это строители, шахтеры, бурильщики. Вообще на полигоне кроме объектов, предназначенных для испытаний ЯО, где в основном и работали рабочие вышеназванных профессий, было несколько объектов, предназначенных для ядерных исследований. На площадке «Ш» по инициативе Курчатова в конце 50-х годов был построен импульсный реактор РВД (реактор взрывного действия). Сконструировали его в ИАЭ, носящего сейчас имя Курчатова, а сделали на полигоне, чтобы исследовать работу реактора в экстремальных условиях, что было связано с возможностью его взрыва. Но, как оказалось, реактор был сконструирован так удачно, что даже в нестандартных ситуациях он взрываться не хотел. Реактор обладал уникальным свойством: мощность реактора в импульсе была максимальной по сравнению с мощностями других реакторов. Это дало возможность использовать реактор для исследований различных материалов в условиях воздействия гамма-квантов и нейтронов максимальной плотностью. Кроме этого, на площадке «10» был реактор ИВГ-1, предназначенный для исследований ТВЭЛ-ов и ТВС (тепловыделяющих сборок) в условиях их охлаждения газом (водородом). Сам реактор был сконструирован в ИАЭ им. Курчатова, а уникальные ТВЭЛ-ы разрабатывались и создавались в ПНИТИ (Подольский научно-исследовательский технологический институт). Я принимал участие в испытаниях газодинамической части этого устройства (установка «300») в Подмосковье на предприятии НИИХимМаш. Кроме этого, на площадке «10» были два прототипа ЯРД со своими реакторами 11Б91 и 11Б92. Первый предназначался для корректировки траектории выведенного в космос объекта, а второй предполагалось использовать в качестве маршевого двигателя ракеты. Реакторные части двигателей разрабатывались в ИАЭ им. Курчатова, а газо- и тепло- динамическая часть в НИИ ТП (тепловых процессов, это сейчас исследовательский центр им. Кельдыша, который находится в Москве, м. «Водный стадион»). Испытания этих ЯРД проводились на полигоне, начиная, по крайней мере, с 1976 года (8 марта 1976 года была впервые испытана установка «300» с реактором ИВГ-1). Спрашивается, где прослеживается роль Казахстана, его ученых, его институтов в этих разработках? Нигде!

    Однако, летом 1991 года, когда указом президента Казахстана Назарбаева был закрыт полигон, этим же указом все расположенные на полигоне объекты перешли в собственность Казахстана. Вот так вот, ведущие ученые России разрабатывали и строили эти уникальные объекты, а президент Казахстана своим указом одномоментно взял и просто присвоил их себе. Позже, в 1993 году Россия вела переговоры с Казахстаном о возможности возврата части объектов в собственность российских организаций. Эти переговоры окончились безрезультатно. Наташа, ты же человек, мне кажется, честный, скажи мне: «Как это называется?» Да, мы потеряли эти устройства, но эта потеря поправима – мы построим новые, лучше прежних. Главное же дело не в устройствах, а в людях, которые их создавали, главное научные и производственные школы, а они у нас остались. Вы же ничего по существу не приобрели, кроме соответствующего отношения к себе. Главное, если вы еще не поняли, научные школы. Создать на той базе, которая вам свалилась как бы с неба, в условиях полигона научной школы невозможно. Для этого нужно время, чтобы проделать тот же путь, который проделали российские ученые, и ресурсы, измеряемые масштабом государства (школьное обучение, воспитание и обучение ваших студентов в ваших институтах, а не в Томске, в конце концов, нужен соответствующий менталитет вашего народа).

    Но рейдерство (захват чужого) российских разработок – цветочки, а сейчас расскажу о ягодках. На полигоне хранилась ценность вселенского масштаба – секретная библиотека секретных, сов. секретных и особой важности документов с описанием всех проведенных экспериментов на полигоне с момента его создания. Существовало такое правило: первые экземпляры всех документов с экспериментальными и научными данными, которые появлялись на полигоне, обязательно поступали в эту библиотеку. После Беловежских соглашений о разделе Советского Союза на части, буквально на следующий день, на полигоне появились вооруженные короткими автоматами люди в белых полушубках казахской национальности, по-видимому, из подразделений государственной безопасности Казахстана. Эти люди взяли под охрану все важные объекты на полигоне, в том числе и эту секретную библиотеку. По-моему, от известия об утрате библиотеки в Москве у правительства волосы дыбом встали — никто не ожидал такого вероломства. Вы только представьте себе, секретные данные о ядерных испытаниях попадают в чужие руки. Из Москвы пришел приказ библиотеку вывезти любыми путями. Ночью батальон охраны полигона разоружил молодчиков в белых полушубках, охранявших секретную библиотеку. Затем погрузили секретные документы на КАМАЗЫ, перевезли их на местный аэродром и военным транспортным самолетом АН-26 отправили в Москву. Все это происходило в авральном порядке под покровом ночи. Вскоре начальник полигона, который был после Ильенко А.Д., был объявлен врагом казахского народа и подан правительством Казахстана в розыск. Но, слава богу, он успел из Казахстана уехать. Вы что творите? Не понимаю, как после этого с вами можно иметь хоть какие-то дела.

    Ну, а к вам я отношусь очень хорошо. Мои родители после демобилизации отца жили в Усть-Каменогорске, и я туда частенько приезжал. Самые теплые воспоминания об этом городе. С уважением, Валерий.

    PS: Пульт управления ядерными взрывами находился в музее НИП войсковой части 52605. После расформирования войсковой части 52605 этот экспонат должен быть передан в 12 ГУ ГШ России, в подчинении которого находилась эта войсковая часть. Экспонат музея — это не объект полигона, а музейная собственность войсковой части. Увидел этот экспонат на вашей картинке и стало как то не по себе. Получается, вы все украли, в том числе историю, которая не ваша.

    Ответить
    1. Наталья

      Валерий, комментарий с логотипом «vk» видят все читатели блога, а также ваши друзья, подписанные на вас в социальной сети в ВКонтакте. Эта форма комментариев сделана, во-первых, для удобства читателей блога, кто зарегистрирован ВКонтакте, чтобы быстро писать комментарии, минуя ввод имени пользователя и его электронной почты; во-вторых, чтобы показывать вашим друзьям из ВК, что вы оставили комментарий — возможно, они заинтересуются, к чему же вы оставляли его, и перейдут на статью, чтобы ее прочитать.

      Теперь что касается вашего комментария. На мой взгляд, он очень интересный с точки зрения истории. Я всегда с большим уважением и интересом отношусь к людям, сохранившим память о важных событиях прошлого. Всячески побуждаю таких людей к разговору, к рассказам о том, что они знают и помнят — мы должны знать и помнить свою историю, особенно если это касается рассказов очевидцев, а не пересказов от других людей с игрой в «глухой телефон», когда события сильно искажаются.

      Именно поэтому рассказываю о том, чему сама была свидетелем, как, например, моя жизнь в Курчатове. Ключевое слово здесь — МОЯ.

      Безусловно, вы, ваши родители, все строители и работники полигона заслуживают огромного уважения, но причем тут данная статья? Не поняла, честно говоря.

      В статье я не написала ни слова о политике, о «рейдерстве» Казахстана, о том, «какую роль играла Казахская ССР в деле создания и работы полигона», о краже истории и всём том, о чем вы пишете. Где вы видите это в статье? Процитируйте, пожалуйста, дословно.

      Рискну предположить, что ваш комментарий связан с тем, что вы очень трепетно относитесь к городу, в который ваши родители вложили столько сил, в котором прошли ваше детство и юность. Именно поэтому вы неравнодушны ко всей информации, которая его касается. И это здорово! Побольше бы таких неравнодушных людей!

      Но зачастую проблема таких людей в том, что они ВИДЯТ ТО, ЧЕГО НЕТ. В данном конкретном случае (вот этой статье) нет ни слова о политике и т.п. Если бы вы рассказали об истории городка в советское время, дополнили мой рассказ своими воспоминаниями и информацией о том, чего я не знаю (вы очень интересно рассказали про реактор!), то это было бы прекрасно, так как я вкратце касалась истории, буквально в нескольких предложениях, потому что 99% людей вообще ничего не знают про этот городок.

      Что вы и сделали до слов "Теперь о самом главном, из-за чего, собственно, я и начал этот комментарий. " А дальше — да, тоже воспоминания, но никак не связанные с тематикой статьи. Думаю, они были бы уместны в политико-исторической дискуссии, но никак не в мирном рассуждении о наукограде.

      Сейчас моден термин «бомбануло», который используется, когда хотят сказать, что человек взорвался и вспылил по одному, только ему известному поводу, никак не связанному с общей тематикой. При этом все остальные люди смотрят на него как на человека слегка не в себе, которого зацепило то, к чему происходящее в данный момент вообще не имеет отношения.

      Как я уже сказала, вас «бомбануло» именно то, что вы очень любите Курчатов. Я согласна с вами. Я тоже всегда буду защищать и отстаивать то, что мне дорого. Но нужно различать, где это уместно делать, а где нет.

      С большим уважением отношусь к вам как к человеку намного старше и опытнее меня, но все же рискну упрекнуть в неуместности вашей остальной части комментария как по форме, так и по содержанию.

      Решения о закрытии полигона и прочие ему сопутствующие принимались в экстремальных условиях и практически единолично некоторыми правителями (не надо обвинять только Назарбаева — в конфликте всегда участвуют две стороны). Не мной и не моими друзьями. И даже не друзьями моих друзей. Понимаю, под фразой «как после этого с вами можно иметь хоть какие-то дела?» вы подразумеваете не меня лично, а всю мою страну, которую я люблю, как и вы любите свою. Ну так не имейте дела, если считаете это ненужным. А что еще я могу сказать вам в ответ???

      Это как в детском саду «забирай свои игрушки и не писай мой горшок». Увы, все это было и из истории уже не вычеркнешь. Так, может, надо исправлять ситуацию, учиться сотрудничать, а не мстить до седьмого колена людям, которые вообще не имеют к этому отношения? Я имею ввиду нынешних жителей Курчатова, молодежь, которая хочет не только знать историю, но и учиться, работать, строить будущее свое и своих детей. Рассказывать, но не обвинять, учить, но не поучать.

      Вы сказали правильные слова: «Создать на той базе, которая вам свалилась как бы с неба, в условиях полигона научной школы невозможно. Для этого нужно время, чтобы проделать тот же путь, который проделали российские ученые, и ресурсы, измеряемые масштабом государства». Ну так мы и идем сейчас этим путем! Да, советская научная школа строилась более 70 лет, ну так и мы не собираемся за один день создавать свою школу! С чего вы это взяли? Опять увидели то, чего нет в статье, опять вас «бомбануло». Мы сейчас строим эту школу. И будем еще много-много лет строить и развивать. 50-100-200 лет... Наука ведь потрясающе многогранна и не стоит на месте, растет и развивается как живое существо. Ее рост — это дело не одного дня.

      Не знаю, почему вы решили, что я хвастаюсь тем, что мы, как в старом мультике «строили мы строили и, наконец, построили». Возможно где-то в статье я использовала неоднозначные слова, которые могут быть так трактованы. Прошу прощения за неудачный подбор слов, но вы, судя по предыдущим комментариям, единственный, кому так показалось.

      Ваша фраза «Вы что творите?» Да ничего мы уже не творим. Уже натворили. Вы натворили, ВЫ, поколение жившее в те времена. А мы, МЫ, сегодняшнее поколение теперь это разгребаем. И будем еще долго разгребать, исправлять, извиняться перед прошлыми и будущими поколениями.

      Извините, теперь меня «бобмануло» от такого расклада и несправедливых обвинений :-)

      Ответить
      1. Денисенко Валерий

        Уважаемая Наталья, ваш комментарий, скажу честно, меня огорчил, прежде всего, способом вашей аргументации. В этом способе нет ничего нового, оригинального, так делают многие. Обратите внимание, я не делал никаких оценок вашей личности, так как я вас не знаю, а предполагать и сочинять о том, чего не знаешь – это все равно, что лгать. Ваш же способ аргументации начинался с оценок моих качеств, придуманных вами, которые затем использовались вами в качестве уже доказанного при рассмотрении вопросов темы. К примеру, я трепетно отношусь к городку и поэтому «вижу даже то, чего нет», поэтому оторван от реальности, или я вспыльчив, меня «бомбануло», поэтому «все остальные люди смотрят на него как на человека слегка не в себе, которого зацепило то, к чему происходящее в данный момент вообще не имеет отношения». Или вот еще: почему-то вы решили, что я очень люблю Курчатова, он мне дорог, поэтому в любом случае его я буду защищать. Это звучит как-то по-детски: я вообще не мыслю категориями любви или не любви к кому-то. Этот прием «качества собеседника -> темы вопроса», уж простите за прямоту, подленький.

        Не буду опровергать всего, что вы в мой адрес насочиняли. Остановлюсь на первом вашем тезисе о моей любви к городку. Я не отношусь, как вы говорите, «трепетно» к городку, так как это глупо. С моего детства и юности изменилось многое: в первую очередь, люди, изменилась шкала ценностей, изменились жители городка, изменились дома и улицы, изменилась природа, нет родителей, изменились государства и т.п. Как можно трепетно относиться к тому, чего уже нет? Никак! Впрочем, это естественное спокойное отношение к городку проявилось на встрече моих одноклассников, которая произошла в Москве несколько лет назад. В этом плане я не являюсь каким-то исключением. Кстати, и одноклассники все разные, у каждого своя жизнь, своя история, на которой каждый учился, единомышленников практически нет. Поэтому ни звонить, ни встречаться с ними, откровенно говоря, не хочется. Все остальные ваши придумки в отношении моей личности имеют тот же самый уровень достоверности. Просто за неимением желания опровергать глупости не буду останавливаться на них.

        В плане вышесказанного вынужден обратить внимание на безаппеляционность ваших суждений; например: «… они (в данном случае я) видят то, чего нет». Ведь эту фразу для полной картины справедливо было бы дополнить следующими словами: «… или они (в данном случае вы) не видят того, что есть». Что же такого, вижу я, а вы не видите или не хотите видеть? Поясню. В своей статье вы писали: «Количество «ученых на один квадратный километр» действительно является интересным феноменом. Думаю, за него нужно сказать спасибо Национальному ядерному центру Республики Казахстан. Он является градообразующим предприятием и именно поэтому Курчатов называют наукоградом и связывают с ним большие надежды по развитию науки в Казахстане». Интересно узнать с какого момента ваш научный центр берет начало и как он образовался. Вы почему-то считаете, что об этом этапе говорить не следует, он не имеет значения, это не по теме ваших благостных сказок и вообще это политика, не заслуживающая внимания. А я считаю, что это очень важный момент. Вы насильственным путем присвоили себе объекты и оборудование, так называемых, экспедиций и войсковой части 52605, к чему не имели никакого отношения, и при этом у вас есть какие-то надежды на развитие науки. Это утопия, потому что таким образом вы состригли только вершки, а корешки остались в России, а без корешков новые побеги не произрастают. И политика здесь вообще ни при чем. Максимум, на что вы можете рассчитывать, это исследовать территорию полигона на предмет загрязнения радионуклидами и проследить их метаболизм в окружающей среде. Для этого много ума не надо. После решения этой задачи ваш ядерный центр можно благополучно закрывать. То, что вы присвоили себе объекты и научное оборудование полигона с вашей стороны является ошибкой, которая определяет бесперспективность ваших ядерных устремлений в будущем. Нужно было сразу договариваться и сотрудничать с теми организациями, которые там были, и учиться у тех, кто уже имел определенный опыт в ядерной энергетике. Вы же решили по-другому: сначала захватим объекты и оборудование, а затем продолжим сотрудничество с теми же самыми организациями, которым принадлежали эти объекты и оборудование, диктуя свои условия. Похожая ситуация возникла на Байконуре. Смею вас спросить: Казахстан в результате стал космической державой? Россия была вынуждена покинуть этот космодром и построить свой на Дальнем Востоке на той же самой широте. Не могу не обратить внимания на то, что в этой истории немым укором для России стали военные, живущие на птичьих правах на Байконуре. Только сейчас через двадцать с лишним лет Путин выделил деньги приблизительно для семидесяти-восьмидесяти квартир в России для этих людей. Тот же самый эффект ожидает вас: мы уйдем совсем, оставив вас один на один с вашими высокими мыслями о ядерной энергетике.

        Для примера поясню абстрактные рассуждения о «вершках-корешках» на следующем примере. Мне до сих пор непонятно, зачем вам нужна, к примеру, установка «300» с ИВГ-1, предназначенные для исследования ТВЭЛ-ов. Вы же ТВЭЛ-ы не разрабатываете и не производите. Что вы собрались на этой установке исследовать? Вообще, история создания этой установки интересна. Американцы раньше нас испытали ЯРД в 1968 г. и в 1972 г. При этом в активной зоне они использовали уран-графитовые ТВЭЛ-ы, которые при стендовых испытаниях разрушались и сильно загрязняли окружающую среду. В этой связи, а также с сосредоточением внимания в большей степени на лунной программе программа ЯРД у них была закрыта. Изучив их плачевный опыт по загрязнению окружающей среды, была поставлена задача получить ТВЭЛ-ы с малым выходом радионуклидов в рабочее тело ЯРД. Эта задача была успешно решена в ПНИТИ, а испытывались эти особенные карбид-цирконевые ТВЭЛ-ы на этой установке. Выход радионуклидов действительно был небольшой, главным образом, благородных газов. На нескольких испытаниях ИВГ-1 я работал под струей рабочего тела на расстоянии 1 км. и прекрасно понимал, что в связи с малым выходом радионуклидов из активной зоны реактора никакой опасности для здоровья нет. Пуски были практически чистыми.

        Теперь вы, надеюсь, понимаете, что мои рассказы о том, что происходило в 1991 году, проливают свет на перспективы вашей казахской науки в области ядерной энергетики. Получается, что мои рассказы очень даже уместны.

        В конце вы пишете: «Ваша фраза «Вы что творите?» Да ничего мы уже не творим. Уже натворили. Вы натворили, ВЫ, поколение жившее в те времена». Я писал эти слова к вполне определенной ситуации, связанной с вашей попыткой захвата всех материалов по взрывам и объявлением человека, который предотвратил этот захват, преступником. Вы же почему-то использовали их применительно к развалу нашей общей страны. Нет слов … Так передергивать нельзя. Вообще, процесс распада государств не происходит по чьей-то воле или в результате действий или бездействия какого-то поколения людей. На эту тему есть фундаментальный труд доктора исторических наук, профессора кафедр философии МГУ и МФТИ Юрия Ивановича Семенова «Философия истории». Если уж лень читать (книжка толстая, но ее можно скачать в сети), посмотрите весьма интересный реферат на эту тему моей внучки, написанной ей давно в 9-ом или 10-ом классе, «Развитие цивилизаций» (ссылка удалена автором блога), тогда, надеюсь, таких глупостей больше не будете писать.

        Вы пишете в этом вашем спиче: «Да ничего мы уже не творим». Да, что вы говорите? Тогда слушайте: На той неделе во время встречи глав государств ЕАЭС, ваш Назарбаев предложил нашему Путину за 15 миллиардов долларов проложить по плодородным землям Кубани и Ставрополья канал между Каспийским и Черным морями. Аргументировал это так: «чтобы укрепить ЕАЭС и обеспечить «шелковый путь» через Россию и Казахстан». Без комментариев. С такими друзьями и врагов не надо. Правда, как откликнется на это предложение Путин, одному Богу известно. Надеюсь, проигнорирует.

        Я думаю, мы с вами обменялись мнениями о перспективах городка и ядерной науки в Казахстане. Надеюсь, что поняли друг друга. С уважением, Валерий.

        Ответить
        1. Наталья

          Нет, я вас не поняла и у меня нет желания продолжать этот разговор.

          Ответить
        2. Лена Леер

          Наталья, Валерий просто графоманством страдает, на склоне лет у многих такая беда начинается — мыслей много, а слушателей/читателей мало ))) ...

          Ответить
  13. Лена Леер

    Даааа, ребята... Ваш диалог заставил меня крепко призадуматься...

    Ответить
    1. Наталья

      О чем, если не секрет? :-)

      Ответить
  14. Лена Леер

    Вот сразу после прочтения не смогла скомпоновать мысли, а вот к вопросу Натальи уже готова. Задумалась о том, что когда мы, будучи совсем маленькими детьми заявляем взрослым: «Я знаю всё!», — это одно. О том, что когда после окончания школы/вуза подросшие дети, тоже считают, что основные вехи истории (в данный момент — истории нашей родины) уже в полной мере известны, — это другое... А ПОТООМ... Выясняется, что прошлое-то наше — оно и есть самое неизученное. Пусть я буду сегодня «капитан очевидность». Может быть, если бы нам в таком формате историю преподавали, в каком сейчас доступно; и на примере судеб живых людей, не скучно было бы на уроках истории. Да и не только истории... Ребят, вы большие молодцы, и мне с вами интересно!

    Ответить
    1. Наталья

      Да, с преподаванием у нас беда... То же самое и с химией, которая кажется дико скучной. А вот когда начинаешь объяснять на примерах из жизни — тогда сразу интересно становится.

      Ответить
Поделитесь своим мнением (Правила комментирования)

O=);-):|:x:twisted::smile::shock::sad::razz::oops::o:mrgreen::love::lol::grin::evil::cry::cool::???:

Нажимая на кнопку "Отправить сообщение", я даю согласие на рассылку, обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.